Исповедь модели. Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, синяя?

«После той съемки я почти месяц пролежала в больнице», – как на самом деле снимают коллекции одежды, рассказывает Лис Ингер.

Если вы любите ходить зимой в шортах и майке, а летом – надеть шубку потеплее, то индустрия моды для вас. По закону этого бизнеса весенне-летние коллекции снимаются зимой, а осенне-зимние – летом. Не у каждого клиента есть финансы для оплаты поездки на юг в сезон, поэтому арт-директора выкручиваются, как могут.

А король-то голый!

После самой холодной съемки в моей практике я почти месяц пролежала в больнице. Она проходила в феврале 2010 года. Это была рекламная кампания французского бренда Леонард.

Для рекламы Леонард решили использовать песчаные каньоны недалеко от города Бордо, Франция. Температура была около +5 градусов. Одежда – шелковые летние платья, вместо обуви – босая нога. Моя задача состояла в том, чтобы подпрыгивать, улыбаться «солнечной» погоде, танцевать на «горячем» песке. В реальности песок был настолько холодным, что ноги замерзали моментально. Отражателями было создано искусственное солнце. А переодеваться мне приходилось у всех на виду, потому что сильный ветер сносил временную ширму. Вся съемочная группа была одета в зимние пуховики. Да, в их взгляде читалось сочувствие, но теплее от этого не становилось.

Двенадцать картинок снимали около 10 часов. Перерыва на обед, как такого, не было. Был легкий перекус и десять минут на согревание в чужом пуховике. Все хотели пораньше закончить съемку, но, на деле, работали до захода солнца.

Играй до конца

В тот день я думала об одном: «Стоит ли рекламная компания эконом-класса, которая полгода провисит на витринах магазина, потерянного здоровья?» Под напором сильного ветра я не чувствовала рук и ног, но улыбалась в кадре, хотя в какой-то момент из глаз хлынули слезы.Это была единственная правдивая эмоция за съемочный день.

Капризничать в таких случаях ты не имеешь права – съемку не отменишь. Но непрофессионализм команды заключался в том, что они не арендовали турбомашину с горячим воздухом: такая вещь спасает во время холодных съемок. Модель может сниматься хоть в купальнике, когда ее согревает поток теплого воздуха. Но команда не смогла придумать, как поднять турбомашину на песчаную гору, поэтому решили и вовсе от нее отказаться. До самой горы нас довезли на газели, а вот наверх пришлось подниматься пешком. Вначале я еще и визажисту помогала: несла чемоданы с косметикой, но на обратном пути я испытывала глубокое равнодушие ко всему.

Алкоголь под запретом

Самый последний кадр был сделан под вечер – это была реклама парфюма. Я должна была стоять обнаженной перед натянутым панно и держать в руке пузырек с духами. Это был самый последний и самый холодный час: тело уже перестало трястись, самосогреваясь, я просто не чувствовала ничего.

После съемки я попросила добавить мне в чай коньяка, чтобы согреться. Мне отказали, сказав, что съемочная группа не должна употреблять крепкие напитки.

По возвращении в Москву ночью меня увезли на скорой с воспалением женских органов. Команда Леонарда прислала мне письмо с благодарностью, что я мужественно вынесла эту сложную съемку. О том, что я пробыла почти две недели в больнице, им не сказали. Агентству не выгодно портить отношения с постоянным клиентом, вся правда остается за кадром.

Что изменилось после этой съемки? Сейчас я уточняю, как и при каких условия будет проходить работа. Здоровье все-таки дороже. Конечно, обещать всех благ мне не могут, но температуру воздуха заранее знать стоит.

Как на самом деле устроен модельный бизнес, читайте в следующих моих постах. Здоровья вам, ваша Лис Ингер!

Комментарии

Пока нет ни одного комментария.

Добавить комментарий

E-mail
Имя