Исповедь модели. Модельный дресс-код

Русская модель Лис Ингер рассказала Image Industry, что носят модели в этом сезоне, зачем на туфли клеят скотч и почему дизайнеры показывают не все луки.

Какой образ возникает у вас в голове при слове «модель»? Стройная девушка в стильном платье, спешащая на очередной показ? Или сногсшибательная красавица, уверенно дефилирующая по подиуму в самых модных нарядах сезона? В реальности последние «модные» тенденции в среде моделей – топ и джинсовые шорты. Именно в таком виде мы ходим на кастинги. А одежда и обувь на самих показах – вообще, отдельная история.

Сейчас я в Нью-Йорке. Город кишит моделями, приехавшими сюда на неделю моды. Моя мама сказала бы, что все они на одно лицо. Так и есть: задача модели состоит в том, чтобы не выделяться на кастинге. Одежда для кастинга должна быть простой, подчеркивающей фигуру, нейтральных цветов. В этом сезоне все поголовно ходят в джинсовых шортах, кожаных юбках, леггинсах и черных топах.

Вчера я пришла в агентство в красном коротком платье, и меня вежливо попросили переодеться. Так что я пополнила количество девушек в черном. Нейтральная одежда способствует творческому процессу дизайнеров и кастинг-директоров. Модель – чистый лист, на котором будут создаваться разные образы.

This is Sparta!

Чтобы получить работу, приходится мириться со многими вещами: маленьким размером обуви, прозрачной одеждой, тесными платьями. Как бы тебе ни было некомфортно, на кастинге нужно уверенно ходить и улыбаться.

Шоу в обуви маленького размера – это целая пытка. Но падения на подиуме происходят из-за обуви большего размера: нога просто вылетает из туфли. Если не повезло и достались туфли на два размера больше, к стелькам клеят двусторонний скотч или нос туфли забивают ватой.

Падения во время шоу чреваты тем, что этот бренд больше с тобой работать не будет. Без казусов на подиуме не обходится никто. Однажды у меня на подиуме сломался каблук, но я продолжала идти на носке, делая вид, что ничего не произошло.

Иногда из-за неудачного подъема обуви сводит ноги и шаг становится пружинящем, но мимика модели не должна выражать ничего. На лицо надета маска безразличия. И чем больше тебе по барабану, тем выше твой профессиональный уровень.

Содом и Гоморра

Пока гости наслаждаются дизайнерскими луками, за кулисами беснуются стилисты: крики, плачь в гримерке во время показа – нормальное явление.

В моей практике было и такое, что волонтеры (обычно – по одному помощнику на модель) не успевали переодеть модель к ее выходу, и этот лук так и оставался не показанным зрителю. А на финальный выход не всем хватало обуви, поэтому часть девушек оставалась на бэкстейдже, пропустив последнюю проходку.

В идеале у модели должно быть один, два, максимум – три лука. Но когда дизайнер экономит, сокращая количество моделей, переодеваний может быть и шесть и семь. Хорошо ли это выглядит на подиуме? Однозначно – нет.

Дьявол носит Prada

В этом бизнесе не без стервозности и боли. Есть несколько именитых брендов, славящихся своим своенравным отношением к моделям. Один из таких брендов – Prada. Зато если девочка попала на показ этого дизайнера, ее рейтинг моментально взлетает.

В моей практике было и такое, когда после десятичасовой примерки, пятичасового пробного макияжа, уже перед самим выходом на подиум модель увольняли. «Just being canceled» – не лучшее ощущение.

У меня такая история была с одним итальянским брендом. Меня сняли с показа, еще не завершив макияж и волосы. Мне сказали, что мой лук просто решили убрать. Возможно, его просто передали другой девочке – вдаваться в подробности я не стала. Агентство политкорректно подошло к ситуации, запросив у клиента денежную компенсацию (обычно она составляет 50% от суммы). Но обида у меня все равно осталась, хотя не я первая, и не я последняя – таковы игры стилистов.

Читайте об оборотной стороне модельного бизнеса в моих следующих постах.

До новых встреч, ваша Лис Ингер (Lys Inger)!

Комментарии

Пока нет ни одного комментария.

Добавить комментарий

E-mail
Имя