Исповедь модели. Dior по-русски

Показ Christian Dior в Москве 9 июля 2013 года начался с опоздания на backstage, а закончился бесовскими плясками. Как это было, рассказывает модель Лис Ингер.

Dior. Начало

Многие русские дизайнеры любят собирать моделей ни свет ни заря при условии, что само шоу стартует вечером. Но Call time (время сбора моделей) этого показа Christian Dior было не ранним утром, что не могло ни радовать. Однако я умудрилась опоздать. Почему, спросите вы? Извечная женская проблема – что надеть?

Обычно на backstage я надеваю черный низ и белый вверх — сочетание этих цветов всегда выручает. Но в этот раз мне хотелось чего-то необычного, так что на создание образа пошло все: юбка моей девятилетней сестры, блуза Ralph Lauren, жилет от Алены Ахмадуллиной, длинные винтажные серьги и яркая обувь. На сборы я потратила минут сорок. И чтобы добраться быстрее до места работы, поехала на метро.

Как только мой мобильный поймал сигнал, мне дозвонилась начальница агентства Юля: из 40 моделей я была единственной, кто опаздывал. Если учесть, что собирал нас Рами (один из важнейших кастинг-директоров в индустрии моды), а я не топ-топ модель, чтобы позволять себе такие вольности, можно представить, как я летела от метро до ГУМа, где проходил бэкстейдж.

За кулисами

Backstage — зона, в которой моделей причесывают, красят и переодевают перед показом. Backstage – не просто формальность. Модель должна соответствовать своему уровню и статусу бренда, на который она работает.

Увидев толпу моделей, визажистов и парикмахеров, я решила, что у меня еще будет минут пять, чтобы перекусить. В России уровень организации шоу еще не на таком высоком уровне, как в Европе и Америке, где о комфорте моделей заботятся. Некоторые русские дизайнеры собирают моделей за девять часов до показа, платят копейки за работу, да еще и не кормят. Но организация этого шоу проходила через французский офис, так что нам накрыли скатерть-самобранку. Подбежав к фуршетному столу, наполнив свою тарелку всякими вкусняшками, я не обратила внимания на то, что около меня стоит кастинг-директор Диора и выжидающе и иронично смотрит на меня с переполненной тарелкой в руках. В тот момент у меня мелькнула мысль: «За что мне нужно прежде всего извиниться: за опоздание или за то, что я прямиком направилась к столу?» Вместо этого, я, рассмеявшись, сказала: «Hi»! Хлопнув меня по плечу, он добродушно разрешил мне не торопиться. Черт побери, приятно, когда есть понимание!

Модельная дедовщина

Даже на показе Dior иерархии избежать не удалось. Некоторое модели, приехавшие специально на шоу из Парижа, чувствовали себя на голову выше тех, кого забукировали в Москве, и не стеснялись показывать свое превосходство всем своим видом. Я не говорю о таких звездах, как Влада Рослякова или Марина Линчук – это иное поколение моделей. Девушки, не смотря на головокружительный успех, сумели остаться людьми и большими трудягами.

Вообще успех – это очень опасно, так как твоя личность оказывается под лупой всеобщего наблюдения. Из любого «фи» может вырасти целая легенда. Одна моя знакомая модель во время шоу оттолкнула наглого фотографа, которой снимал ее в момент переодевания. В ответ тот закатил скандал, назвав ее непрофессионалом. Эту историю еще долго все припоминали. Но такие капризы, как «я не пойду сниматься на Красную площадь» никуда не годятся. Именно так повела себя одна приглашенная модель. Девушка никогда не должна забывать, что это не только работа, но еще и исторический момент: когда-нибудь эти фотографии будут висеть на выставке так же, как фото 1959 года, когда Dior первые приехал в Москву.

Коктейль «Диор»

Сам показ проходил уверенно и красиво. Красная площадь, зеркальные шары, классическая музыка, дорогой парфюм и шуршание пышных юбок светских барышень – основные ингредиенты этого коктейля.

После шоу начался феерический концерт Брайна Ферри, и я потеряла голову. Натанцевавшись вволю, поболтав по-светски ни о чем с пол дюжиной «модных» людей, запив все это шампанским, я отправилась на вечеринку в бар Дениса Симачева. Там проходила неофициальная afterparty Диора. Еще один бокал шампанского — и я умудрилась познакомить Брайна Ферри с оперной певицей, будучи сама не знакома с ним. Видимо, этот факт так ошарашил известного гостя, что он решил подружиться со мной.

Кто-то танцевал на столе, кто-то строил глазки известному фотографу Тимофею Колесникову, а я еще часа три гуляла по ночной Москве.

Всем пока, и до новых встреч с показов и съемок! 

Ваша, Лис Ингер (Lys Inger).

Комментарии

Пока нет ни одного комментария.

Добавить комментарий

E-mail
Имя